ГУ МВД России по Свердловской области (gumvdso66) wrote,
ГУ МВД России по Свердловской области
gumvdso66

Ветеран ОВД и труженик тыла из Каменска-Уральского Лидия Соколова вспоминает военное время

Соколова Лидия Гавриловна – труженик тыла родилась 2 марта  1930 года на берегах реки Волга в деревне Горки Ржевского района Калининской области. Сейчас – это Тверская область. Младенчество и свое детство Лидия  до 1941 года провела в Ленинграде, где жила вместе с родителями на Васильевском острове. Отец трудился на заводе.

Каждое лето Лидию  вместе с двоюродной сестрой вывозили из города на Неве к бабушке в деревню Мясцово. В 1941 году, закончив 3 класса начальной школы, девочек как обычно, на летние школьные каникулы, мама повезла к бабушке. Спустя пять дней им было суждено узнать, что началась Великая Отечественная война.

-Перед приездом в деревню, мы заехали к родственникам в г. Ржев, где оставили сумки с вещами. После этого мама нас повезла к бабушке, а сама хотела позже вернуться и забрать одежду. Но с объявлением войны, выехать в город ей так и не удалось. Все лето коротали в летних сарафанах и сандалиях. Больше никакой одежды у нас не было. Дважды принимали попытку вернуться в Ленинград, где остался папа, но всякий раз попадали под бомбежку и вновь возвращались в деревню, вспоминает Лидия Гавриловна.

Первый год Великой Отечественной войны оказался самым тяжелым. Деревня, в которой жили бабушка и дедушки Лиды, располагалась на правом берегу Волги. На левом берегу стоял г. Ржев, который полностью был занят немцами. Рядом с деревней находилась паромная переправа, которая со стороны немцев постоянно подвергалась бомбежкам. Сначала каратели вели беспорядочную стрельбу по улицам, загоняя жителей в дома. Скрываясь от бомбежек, население пряталось в подвалах домов. Как только жителей ни оставалось на улице, немцы начинали обстреливать жилье. Велась бомбежка с самолетов, сверху скидывались листовки.

Как рассказывает Лидия Гавриловна, будучи детьми, они не осознавали, что такое на самом деле война. Когда приходилось скрываться в чаще леса от карателей, там, из-за кустарников наблюдали за вражескими самолетами.

Деревня Мясцово была небольшая, всего одна улица, на которой располагалось 50 домов. Зимой, в самом большом доме, который находился в центре деревни, жители  прятались от фашистов всем селом.  Полагали, что если суждено погибнуть, то всем вместе.

Через деревню, проходило большое количество беженцев. Люди уходили в тыл с собой уводили крупно-рогатый скот. Все кто остался в деревне Мясцово, питались продуктами, выращенными в огородах. Несмотря на военные действия, колхоз продолжал действовать. Сажали посевы. В 1941 году осенью началась уборка урожая. Молодежи в деревне не было: кто на фронте, кто в партизанских отрядах. Детей и стариков привлекали к полеводческим работам. С раннего утра до позднего вечера приходилось убирать с полей картофель, турнепс, рожь и лен. Именно работа со льном, которого в тех краях сеяли в больших объемах, была самой  трудоемкой и тяжелой. Руки были в кровяных мозолях.

-Помню, как в соседский дом угодила бомба. Она пробила стену и упала на кровать. Хозяева дома в это время обедали. Не думая об опасности, всей детворой мы собрались около нее. Нам было интересно. Бойцы вызвали саперов и на руках вынесли снаряд, который сбросили в овраг. Но она так и не взорвалась, вспоминает Лидия Гавриловна.

В 1942 году началось наступление на Москву. Через деревню летели снаряды. Местные жители деревни вынуждены были уйти в лес. Какое-то расстояние довезли на автомашинах. А затем предстояло бежать по полю.

-Бежим, а свит от пуль раздается над нашими головами. До сих пор задаюсь вопросом – как мы выжили?! Да и зима 1942 года была очень холодной. Еду приходилось приготовить на кострах. Зачастую сидели голодом. Как только канонады закончились, мы вернулись в деревню, вспоминает Лидия Гавриловна.

В деревне поселились русские солдаты. В доме  бабушки и дедушки  Лидии проживало 20 военных, а у дома стояла  «Катюша». Когда было принято решение эвакуировать население, на автомашинах людей вывезли на другой берег реки, затем на станцию Махсатика.

В первые дни войны отца Лидии вместе с заводом эвакуировали из Ленинграда на Урал, где он работал на Синарском трубном заводе мастером в цехе №14.

Самостоятельно выехать к отцу, Лидия и мама не могли. Каким-то образом он нашел их и прислал вызов. На товарных поездах им пришлось добираться до Москвы. Не доезжая до столицы несколько километров, их выгрузили с поезда. Несмотря на суматоху на станции, мама Лиды предъявила вызов коменданту, и он усадил их на открытую платформу поезда, в которых везли технику на ремонт в тыл. Среди искореженных танков и пушек они ехали вглубь страны. По пути следования неоднократно попадали под бомбежку. Военные, сопровождающие эшелон, кричали «воздух». Пассажиры прыгали с платформ и в ужасе бежали в разные стороны. Как только обстрелы с воздуха заканчивались, люди вновь заходили на товарные платформы и поезд следовал по маршруту.

До самой Москвы на товарнике им добраться не удалось. Сотрудники милиции сняли с поезда и пересадили в электричку. В Москве были приобретены билеты до Каменска-Уральского. За три дня, что пришлось прожить в Москве,  у мамы нашей героини был похищен чемодан, в котором находились деньги, документы и сахар. Удивлению не было предела, когда милиционеры нашли пропажу. В чемодане  отсутствовал только сахар.  Дорога в пути от столицы до Урала составила более 25 дней.

Приехав в г. Каменск-Уральский к отцу, Лидия  с родителями жила в комнате площадью 9 квадратных метров. Чуть позже к ним подселили еще одну семью и до 1945 года на девяти квадратных метрах ютились уже 9 человек.

- В 1945 году маме разрешили убыть в Ленинград, увезти племянницу родителям. Ей удалось посетить нашу однокомнатную  квартиру на Васильевском острове, где мы жили семьей до войны. Как сейчас помню, год постройки дома 1902, ул. Советская, квартира 42. Я постоянно обращаюсь к тому времени. Считаю, что в 12 лет закончилось мое детство, самые лучшие годы жизни и счастливое время, когда я с родителями жила в Ленинграде.  Когда мама побывала в квартире, то увидела новых постояльцев. Они жили при нашей обстановке и их окружали наши вещи. Это очень страшно осознавать, что ты однажды уйдешь на работу и больше никогда не вернешься в свой дом, с грустью вспоминает Лидия Гавриловна.

Будучи школьницей и пионеркой, она вместе с другими ребятами помогала взрослым. В госпитале, при школе № 3 города Каменска-Уральского ухаживала за раненными, пела песни и читала стихи.   

Известие об окончании войны застало ее на улице, когда с подружками пошли погулять. Люди радовались и кричали, что война закончилась.

И после войны много было погибших детей. Лес был заминирован. Гранаты, снаряды лежали под кустами. Помнит Лидия Гавриловна, как шли с друзьями по грибы и один из мальчишек подорвался на мине. Второй сельский мальчишка решил гранатой глушить рыбу в реке. Но вырвав чеку, не успел  бросить гранату, остался без руки.

После окончания школы, Лидия поступила в педагогический институт г. Ирбит и получила специальность учитель русского языка и литературы 5-7 классов. Затем с мужем уехала в Казахстан. Несколько лет она не могла  трудоустроиться. В 1970 году ей удалось устроиться на работу в ЗАГС.

-Однажды в отдел ЗАГСа зашел мужчина. Это был полковник милиции. У руководителя отдела он поинтересовался, нет ли у них сотрудника с высшим педагогическим образованием, который хотел бы работать в милиции. Но в то время милицию боялись все. И я была не исключением. Немного поразмыслив, я дала согласие и перешла на службу в  Областное управление ОВИРа, сейчас это миграционная служба, рассказывает Лидия Гавриловна.

Через 12 лет ее семью вновь ждало возвращение в Каменск-Уральский. Трудоустроиться в органы внутренних дел в то время, большой проблемой не было. Службу продолжила инспектором-дознавателем в приемнике-распределителе УВД г. Каменска-Уральского. В звании капитана милиции ушла в отставку. В органах внутренних дел прослужила 16 лет, является «Ветераном труда».

ММО МВД России «Каменск-Уральский»

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments