ГУ МВД России по Свердловской области (gumvdso66) wrote,
ГУ МВД России по Свердловской области
gumvdso66

Жизнь после боя (Из воспоминаний ветерана ВОВ, подполковника милиции в отставке Владимира Хромых)

За плечами Владимира Александровича Хромых более двадцати лет службы в системе МВД. Но этот рассказ не о рабочих буднях подполковника милиции. Перелистаем календарь к моменту, когда фронтовик вернулся домой в пропитавшемся госпитальным запахом бушлате, в кармане которого лежала справка об инвалидности. Владимиру Хромых было только двадцать лет.

Возвращение

Судьба сделала поистине щедрый подарок бойцу 120 артиллерийского полка Владимиру Хромых – вырвала живым из военной мясорубки, в то время как на полях сражений сложили голову более опытные солдаты. Жестоким, кровопролитным был тот бой под Белой Церковью (есть такое местечко под Вязьмой в Польше) 5 сентября 1941-го. От разорвавшейся поблизости мины Владимира швырнуло на землю, вдруг стало тяжело дышать и мир вокруг превратился в беззвучную пустыню. Легкие разрывались от нехватки кислорода – кровь закупорила нос и рот. Пострадавшего бойца положили на плащ-палатку и отнесли в прифронтовой лазарет. Уже с перевязочного пункта Хромых переправили в полевой госпиталь под Вязьму. Война для Владимира окончилась.

Госпитали сменяли один другой: на станции Волошево под Москвой, на озере Балхаш, в Алма-Ата - и хотя контузия уже не так беспокоила солдата, но покалеченная рука, вспоротая вражеским осколком, у докторов вызывала опасения: она не двигалась, висела плетью, пальцы скрючились. До сих пор вспоминает Владимир Александрович, как вызвали его на медицинский консилиум, где решался вопрос: оставить руку или готовить пациента к ампутации. Слава богу, руку сохранили. Правда, двигательные функции к ней так и не вернулись.

Через четыре месяца больничных мытарств Хромых комиссовали. У него, попавшего в госпиталь в сентябре, имелось только летнее обмундирование, поэтому выписавшегося бойца облачили в бушлат с чужого плеча. В этом бушлате и поехал Владимир на родину. На Урал. В кармане – справка: «К строевой службе не годен… направить к месту жительства».

Вернулся домой, отмахнул дверь в квартиру, где по-прежнему жили дед и бабушка.

Бабушка глянула на вошедшего в горницу и запричитала, решив, что ей на постой направили очередного жильца:

- Милый ты мой, так ведь у нас уже трое солдат квартируют, мне тебя даже положить-то негде!

- Бабушка, - голос Владимира осел, рука сжимала снятую с головы шапку, - ведь это же я, твой внук.

- Как?!

Всмотрелась в лицо нежданного гостя бабушка, да и обмерла.

Володенька вернулся! Живой!

Вопреки медприговору

Ох, и тяжело оказаться инвалидом в двадцать лет. Внешне – здоровый парень (если не обращать внимания на покалеченную руку). А поди-ка, чуть что - и в обморок валится, словно кисейная барышня. Последствия контузии, будь она неладна! Кому нужен такой работник?

Нет, не собирался Владимир жить в новом своем «статусе» и получать пенсию по инвалидности. Тем более, зная, что в стране, особенно в военное время, каждый человек на счету. Но на работу не брали. Удалось только устроиться по договору на два месяца, помогать налоговому агенту – девчонке без опыта, в отличие от Владимира Александровича Хромых, который еще до войны с подобными «бумажками» дело имел, начислял страховые платежи в налоговой службе. Потом, после истечения срока договора, стал помогать «просто так». Его умения, профессиональная хватка не остались без внимания. Немного погодя – вопреки медицинскому вердикту – В.А.Хромых назначили участковым инспектором на большой район из пяти населенных пунктов.

- Для работы дадим тебе транспорт – лошадь и телегу, - сообщил председатель райфо.

Владимир не мог поверить своему счастью. И… потерял сознание. Когда очнулся, увидел склонившегося над ним врача в белом халате и шприц с лекарством.

Он проработал участковым инспектором два с половиной года. Научился управляться с лошадью, запрягая одной рукой, научился обуздывать «слабый организм», объезжая свой район, проверяя работу налоговых агентов, - все время в командировках.

Потом были шестимесячные бухгалтерские курсы в Свердловске, следом работа по специальности в Дегтярской и Сысертской колониях, далее - в Ревдинской колонии, где он исполнял впоследствии и обязанности начальника, хотя не имел офицерского звания, числился вольнонаемным.

Уже после войны Владимир Александрович Хромых поступил в златоустовскую школу, где готовили офицерский состав с финансово-учетным уклоном для дальнейшей работы в колониях.

Доброхоты говорили: «Тебя не возьмут, ты же инвалид!» И все же он решил рискнуть. Подал документы для поступления, невзирая на проклятую справку. Но первая же медицинская комиссия снова вынесла приговор: «К службе в учреждениях НКВД по состоянию здоровья не пригоден». Вот так. Пусть у него есть опыт работы в таких «учреждениях», но медики непреклонны.

Однако начальник школы близко к сердцу принял беды «абитуриента» и позвонил в Москву, высокому начальству. Ответ был такой:

- Если вы считаете, что этот Хромых - перспективный работник, можете принять его в школу, но имейте в виду – под свою личную ответственность.

Теперь «рискнул» начальник школы, зачислив Владимира Хромых на довольствии рядового.

В 1953 году новоиспеченный выпускник златоустовской школы офицерского состава направлялся в Кемеровскую область, под Сталинск (Новокузнецк), в лесное подразделение НКВД. Владимир Александрович Хромых ехал к новому месту службы.

Корреспондент газеты «Вечерний Первоуральск»

Валентина Поваляева

при содействии ОМВД России по городу Первоуральску


  • 2

  • 1

    Subscribe

    • Post a new comment

      Error

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

      When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
      You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
    • 0 comments