ГУ МВД России по Свердловской области (gumvdso66) wrote,
ГУ МВД России по Свердловской области
gumvdso66

Categories:

О раскрытии самых громких преступлений в 2013 году рассказывают оперативники уголовного розыска

О раскрытии самых громких преступлений в 2013 году рассказывают оперативники уголовного розыска ГУ МВД России по Свердловской области

10 ноября, близко окончание 2013 года. Самое время подвести некоторые итоги работы полиции. В канун Дня сотрудника органов внутренних дел пресс-служба ГУ МВД России начинает серию публикаций о раскрытии преступлений, вызвавших широкий общественный резонанс.

Асбестовский упырь

Шестиклассница Даша внезапно исчезла из дома в октябре 2011 года. Утром 22-го числа, со слов отчима, как обычно ушла в школу. Однако на занятиях не появилась и домой обратно не вернулась. Девочку искали больше года. Мама Даши не переставала надеяться увидеть дочь живой, а убийца ее девочки все это время жил с нею под одной крышей.

45-летний Сергей Топорков с момента исчезновения Даши очень активно помогал в поисках падчерицы. Причин, которые толкнули 12-летнюю девочку на побег из дома, назвать не мог. Да и не было никаких предпосылок для такого поступка: у девочки не было проблем в школе, училась она хорошо, дружила с одноклассниками. Дома также были созданы все условия для ребенка: семья проживала в двухкомнатной квартире, у девочки был компьютер. У матери Даша была единственным ребенком, росла спокойной и бесконфликтной.

23 октября 2011 года по факту исчезновения 12-летней жительницы Асбеста Даши Бурдиной было возбуждено уголовное дело по пункту «в» части 2 статьи 105 УК РФ — убийство малолетнего.

В попытках выйти на след пропавшей девочки сотрудники уголовного розыска проверили и опросили сотни человек — ранее судимых, которые могли оказаться причастны к преступлению, родственников матери и отчима, знакомых семьи, друзей Даши, в том числе по переписке в Интернете. Тщательным образом была отработана вся информация, представляющая маломальский интерес для оперативников. Одноклассники Даши, например, вспомнили, что девочка часто ходила гулять к затопленным карьерам возле дороги к поселку Малышева. Но ни обследование местности вокруг карьеров, ни проверка дна, к которой привлекли водолазов МЧС, результатов не дали. Не смогли помочь следствию также водители и кондукторы рейсовых автобусов, работавшие на линии в день исчезновения Даши, 22 октября. Лишь один водитель вспомнил, что видел Дашу еще летом — она с подружками ездила в коллективный сад возле поселка Старокирпичный. Полицейские проверили и этот район, но девочки там не оказалось.

Поисками Даши занимался весь личный состав ОВД Асбеста. В город прибыли сыщики уголовного розыска из Екатеринбурга. Ежедневно в район поисков направлялись до 200 сотрудников соседних райотделов полиции. Помощь им оказывали спасатели и военнослужащие, а также волонтеры и даже гадалки и экстрасенсы.

Между тем, личность отчима Даши вызывала все больше подозрений у оперативников. Сергей Топорков не раз проявлял жестокость по отношению к близким. Мать первой жены Топоркова рассказала оперативникам, что он неоднократно избивал свою супругу, от которой у него было двое детей. Дочь матери не жаловалась, зато все в подробностях рассказывали соседи. В 1989 году Топорков получил пятилетний срок за нанесение тяжких телесных повреждений. В 1993 году, когда Топорков еще отбывал наказание, супруга расторгла с ним брак по собственной инициативе. Сама женщина охарактеризовала бывшего мужа как человека жестокого, эгоистичного и равнодушного.

Все время, пока шли поиски Даши, ее отчим не проявлял беспокойства, не мучился угрызениями совести, однако категорически отказывался пройти обследование на полиграфе — детекторе лжи. Это и другие, не менее «говорящие», обстоятельства привели к тому, что подозрения оперативников переросли в уверенность — именно Топорков имеет самое непосредственное отношение к убийству Даши. Проверка на полиграфе, которую в конце концов Топорков согласился пройти, подтвердила его виновность. Теперь перед сыщиками уголовного розыска стояла самая трудная задача — убедить подозреваемого указать место, где он спрятал тело девочки.

«Мы говорили ему — дай нормально похоронить ребенка, по-человечески,— вспоминает сотрудник управления уголовного розыска ГУ МВД России по Свердловской области Павел Прокопчик — именно благодаря ему и его напарнику Михаилу Кислицыну удалось добиться признания в убийстве.— Он долго упирался, но все-таки привел нас к месту, где закопал тело Даши».

Со времени пропажи Даши до момента, когда было обнаружено ее тело, прошло больше года. Захоронение находилось в полутора километрах от дома, где жила девочка. Найти его Топоркову не составило труда — место, где было спрятано тело Даши, он «пометил» камнем.

10 декабря 2012 года в присутствии понятых останки девочки достали из ямы на берегу карьера. Мерзлую землю пришлось долбить ломом. Опознание проводилось с помощью ДНК и по остаткам одежды.

Изначально Топорков утверждал, что убил девочку случайно — толкнул, а она сильно ударилась. Однако проведенная посмертная экспертиза показала, что Даша была задушена.

По приговору суда за убийство Даши Топорков получил 17 лет. Срок он отбывает в колонии строгого режима.

Пресс-служба ГУ МВД России по Свердловской области

Tags: Асбест, Даша Топоркова, Михаил Кислицын, Павел Прокопчик, Сергей Топорков, УУР, приговор, суд, убийство ребенка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments